Четверг, 24.05.2018, 03:30
Приветствую Вас Гость | RSS

ОГОО "Совет ветеранов и пенсионеров"

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Поиск ветерана » Поиск ветерана в Омске » Уроки мужества Николая Егорова (наши корни)
Уроки мужества Николая Егорова
ВетеранДата: Понедельник, 12.03.2018, 16:40 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Администраторы
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
По моему деду прошёлся плуг двух войн –
Советско-финской и Великой Отечественной




Игорь ЕГОРОВ,
член бюро Омского регионального отделения
Союза российских писателей,
главный редактор литературно-художественного
альманаха «Тарские ворота» и журнала «Иртышъ-Омь».


Из финского котла

В 115-дневную, длившуюся с 30 ноября 1939-го по 13 марта 1940 года, Советско-финскую он чуть не потерял ноги после отморожения. Николай Егоров служил тогда в 168-й стрелковой дивизии, которая в боевые сражения с финнами вступила в декабре 1939 года.


Николай Яковлевич Егоров в 1940-е годы.


Как и большинство других частей Красной армии, 168-я дивизия была слабо подготовлена к этой войне. Тем не менее, ей удалось отбить у неприятеля карельский город Питкарянта, и, несмотря на то, что финны вскоре окружили и до конца войны держали его в осаде, дивизия мужественно и стойко оборонялась и не позволила противнику снова занять этот стратегически важный для обеих армий плацдарм. Более того, три батальона 168-й были посланы на подмогу 18-й стрелковой дивизии, которая, воюя с финнами по соседству, оказалась в критическом положении.


Красноармейцы на марше в войне с Финляндией.


В одном из этих батальонов находился и мой дед, и он сполна испытал на себе всю драму 18-й, которая дважды - в январе и феврале 1940-го - попадала в окружение и в 40-градусные морозы, что лютовали здесь в ту зиму, лишалась тылового подкрепления оружием, боеприпасами, тёплой одеждой и продовольствием. Ещё более трагически заканчивались неоднократные попытки красноармейцев вырваться из неприятельских котлов: из 15-тысячного состава дивизии это удалось сделать только 1237 бойцам и командирам. Все же другие усыпали своими телами пятачок, впоследствии названный «Долиной смерти». (Всего же в Советско-финской войне Красная Армия только по официальным данным потеряла убитыми более 48 тысяч воинов – в два раза больше, чем Финляндия. Ещё 159 тысяч были ранены и обморожены). В одном из таких прорывов погиб, прикрывая пулемётными очередями отход своих соратников, и отец первой женщины-космонавта Владимир Терешков.


На советско-финском поле брани в феврале 1940 года.


Николай Егоров оказался в числе счастливчиков. Более того, в отличие от командира дивизии Кондрашова, который в самой критической ситуации бросил её жалкие остатки на милость противника, а выйдя из окружения в форме рядового красноармейца, плёлся, скрывая от всех лицо, в конце колонны отступавших, мой дед возглавил прорыв сильно поредевшего полка и сделал всё, чтобы тот добрался до своих. 29 февраля 1940 года комбриг Кондрашов без суда и следствия был расстрелян, а Николая Егорова за храбрость, отвагу и находчивость наградили именным оружием и отправили с обмороженными ногами на лечение в госпиталь.
Много лет спустя я написал историко-приключенческую повесть «Находка». Необычные события в ней разворачиваются вокруг старинного медальона, который два подростка - Димка (в жизни это я) и Костя Ковалёв (мой друг детства) - нашли на берегу Оми. И на очередном повороте сюжета в него вклинилась давняя боевая награда моего деда – кортик XIX века морского шведского офицера - за вывод Николаем Яковлевичем Егоровым полка из окружения в Советско-финской войне (такой смысл вкладывал в свой подарок генерал Дмитрий Александрович Роганин, узнав о подвиге моего деда). Думаю, отрывок из этой повести в этом очерке тоже будет уместен.
 
ВетеранДата: Понедельник, 12.03.2018, 16:46 | Сообщение # 2
Рядовой
Группа: Администраторы
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
Шведский кортик

«– Кыш, шпана! – засмеялся Димка, вспугнув ногой у крыльца со львами взъерошенных от ветра голубей. Но не успели мы открыть дверь, как вахтёрша тут же нас словно холодной водой окатила:
– А архив сегодня не работает.
– Как так не работает?! – завозмущался Димка. – Сегодня ж среда!
 – Ну и что, что среда. Давеча слыхала, конференцья у них...
– Эх, – с досадой вздохнул Димка, – а я хотел кое-что выяснить!
– Что?!
– Хотел узнать, не потеряли ли медальон!..
– Да ты что?!
– Ладно, Коська, слушай мой дальнейший план! Сегодня поедем к моей бабушке, я тебе такое покажу - закачаешься! А потом рванём на кладбище, там недалеко старинное кладбище, Казачье. У меня есть идея!
Мы с Димкой сели на трамвай и поехали к его бабушке.
«Всё-таки непонятно, – думал я, поглядывая то на Димку, то в окошко, – что у него за новая идея?» Но решил не торопить события, всё равно от него в такую минуту ничего не добьёшься…
– А, Димочка! – обрадовалась старушка, открыв дверь. Димка крепко-крепко обнял и поцеловал её.
– Бабушка, а это мой друг Костя Ковалёв, – представил меня Димка.
– Костя – хорошее имя, – отозвалась бабушка, – а меня зовут Евдокия Васильевна. Ну, раздевайтесь, проходите, – и бабушка повела нас в комнату.

«Наверное, Димкина бабушка была когда-то очень красивая, – подумал я, – глаза у неё тёмные-претёмные, прямо как у Димки, и даже морщинки походят просто на сдутую пенку на молоке!»
– Ну, садитесь, – сказала бабушка, – посмотрите телевизор, а я пойду на кухню - разогрею суп.
Только бабушка ушла из комнаты, Димка быстро сунул руку за шкаф, и я увидал вначале рукоятку с головой льва, а потом и всю саблю!
– Понял? – сказал Димка с важным видом.
– Откуда это?! – чуть не вскрикнул я.
– Дедушкина! – с гордостью отозвался он. – Это именная, подарена самим главнокомандующим за то, что он вывел полк из окружения!
– Ух ты! – поразился я и сразу же так зауважал Димку, будто это не дедушка, а он вывел целый полк из окружения!
– Такое не каждому дают, даже генералу! – сказал Димка опять с гордостью.
– Дай посмотреть! – невольно вырвалось у меня.
– Тсс! Потом! Бабушка не любит, когда я её достаю!
– Димочка, идите кушать, – позвала бабушка из кухни, – я уже налила.
– Сейчас! – и Димка тотчас убрал саблю. – Коська, пошли руки мыть!
Мы с жадностью набросились на суп с курицей. Димка ел и всё нахваливал, я поддакивал ему.

– Бабушка, а можно я покажу Косте саблю? – спросил вдруг Димка.
Евдокия Васильевна сильно смутилась. Я заметил, что веки её покраснели, и в глазах будто мелькнула слеза. Она, отвернувшись, повесила кухонное полотенце на гвоздик.
– Ну, покажи, – отозвалась бабушка, – только ведь это не сабля.
– Как так?! – мы с Димкой удивленно переглянулись, ведь мы же только что видели самую настоящую саблю!
– Это кортик морского офицера, причём шведского, – добавила Евдокия Васильевна.
Мы так и раскрыли рты.
 
ВетеранДата: Понедельник, 12.03.2018, 16:46 | Сообщение # 3
Рядовой
Группа: Администраторы
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
– А вот у этого кортика была целая история, прежде чем он достался Николаю Яковлевичу, Диминому дедушке, – продолжала Евдокия Васильевна.
– Бабушка, расскажи, пожалуйста! – умоляюще попросил Димка.
– История-то, конечно, неточная, да я и знаю её понаслышке, – и Евдокия Васильевна, не отрывая взгляда, посмотрела на нас, как будто немножко что-то вспоминая. – Подарен кортик был Николаю Яковлевичу генералом Роганиным за то, что он вывел полк из окружения. А вот как он попал к Роганину – есть вроде такая легенда: он достался ему от родителей, а родителям от ссыльного поляка, которому этот кортик подарил ссыльный декабрист, морской офицер, а вот имени этого декабриста я не помню.
– Бабушка, мы посмотрим кортик? – и Димка потащил меня за рукав в комнату.
Теперь мы уже внимательно рассмотрели кортик.
Голова льва на конце рукоятки. Глаза его блестели драгоценными камнями: один глаз зелёный, другой – красный. Ручка из пожелтевшей кости. Снизу рукоятки на защитной для руки пластинке была надпись на каком-то чужом языке и в конце этой надписи: «N.S.».
– Димка! Что это?! – вскрикнул я. 
– Н.С.! – медленно, как бы даже недоумевая, произнес Димка.
– У нас-то на медальоне «Н.М.С.». Неужто совпадение?! – и я уставился на Димку.
– Коська! Вот где собака зарыта! – и Димка, как пружина, вскочил от радости со стула, со всей силы хлопнув кулаком в ладонь. Но тут вошла бабушка:
– Вы что так громко обсуждаете? – спросила она.
– Да нет, мы так просто, бабушка, – замялся Димка.
– Ну, посмотрели? – спросила снова Евдокия Васильевна. – Жаль, что кортик без ножен.
И бабушка взяла его у нас и поставила на место.
– Бабушка, ну, мы пойдём, – сказал Димка и опять стал крепко-крепко целовать её…
– Слушай, Димка, этому кортику цены нет! – сказал я, когда мы вышли на улицу.
– Ещё бы! – отозвался Димка, задумавшись…»


Первая боевая награда Николая Егорова.


Для полной ясности добавлю к этому отрывку, что, к нашему детскому разочарованию, схожесть инициалов на кортике моего деда и найденном медальоне оказалась простым совпадением. Побывав на старом Казачьем кладбище, мы обнаружили там могилу, как нам показалось, бывшей владелицы медальона. Но это нисколько не умалило мою гордость за героического деда и благоговейное отношение к его наградному кортику. А ещё появилось желание как можно больше узнать о его прошлых делах и заслугах.
 
ВетеранДата: Понедельник, 12.03.2018, 16:48 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Администраторы
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
Теперь он погоны уже не снимал

Вот только сам Николай Яковлевич бы очень скуп на воспоминания. Особенно, когда речь заходила о его участии в оборонительных боях с немецко-фашистскими захватчиками под Москвой. Знаю только, что в одном из этих сражений он был тяжело контужен, потерял зрение на один глаз, и ему снова пришлось несколько месяцев валяться на госпитальной койке.

Что же касается до- и послевоенных страниц жизни моего деда, то они, как и у каждого советского человека его поколения, были Второй мировой войной чётко разделены. И не только календарно и социально.
Уроженец знаменитого Волоколамского района Подмосковья, крестьянский сын Николай Егоров сызмальства и во сне всегда себя видел тем, кто сеет разумное, светлое, вечное, то есть учителем. Поэтому после средней школы его первым новым учебным заведением становятся уездные педагогические курсы. Однако время и обстоятельства толкают весьма образованного по тем временам специалиста на иную, более широкую стезю. В 19 лет он становится в своём родном Жданове председателем сельского Совета, а следующие семь лет – с 1924-го по 1931 год – заведует культпропартотделом и фабрично-заводской семилеткой (ФЗС) при ткацкой фабрике им В.И. Ленина. Вчерашний активный комсомолец, а теперь и член ВКП(б), Егоров всем сердцем принимает курс партии на коллективизацию сельского хозяйства, сам организовывает в Жданове колхоз и избирается его первым председателем. Под стать себе он выбрал и спутницу жизни. Его жена и моя бабушка Евдокия Васильевна (кстати, по происхождению из рода кормилиц в имении Натальи Гончаровой, жены Пушкина) слыла одной из первых трактористок Советской страны, а позднее, как и муж, посвятила себя образовательной сфере.


Николай Егоров с женой Евдокией в 1939 году.


Сам Николай Яковлевич в неё вернулся в 1932 году, поработав сначала инструктором Волоколамского РКВКП (б) по организации ликбеза, а после окончания областных курсов партактива – директором Наро-Фоминской средней школы № 5 и, впоследствии, заведующим РОНО. В1938 году Николай Яковлевич по собственному желанию переходит на работу директором школы № 7 города Наро-Фоминска. Не имея высшего образования, он самостоятельно повышает свой педагогический уровень и в 1939 году, после прохождения аттестации в Наркомпросе РСФСР, уже официально получает звание учителя. Этой же благородной профессии Николай Егоров продолжал служить и уволившись после Советско-финской войны из армии в запас. На оборону Москвы спустя две недели после начала Великой Отечественной он ушёл из кабинета директора той же 7-й Наро-Фоминской школы.
 
ВетеранДата: Понедельник, 12.03.2018, 16:48 | Сообщение # 5
Рядовой
Группа: Администраторы
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
На иной профиль развернула моего деда вторая в его жизни война. Сразу же после нового - в июле 1941-го - призыва в действующую Красную армию его направляют на курсы подготовки политработников при Военно-политической академии им. В.И. Ленина. А после излечения в 1942 году от контузии Николай Яковлевич оканчивает ещё одни военные курсы и направляется в Омск, который на двадцать лет становится для него второй родиной и последним в жизни причалом. Свою военную службу он продолжил здесь помощником начальника квартирно-эксплуатационной части Омского гарнизона, а закончил в 1953 году начальником КЭЧ. Во время Великой Отечественной войны воины Омского гарнизона (благодаря заботе в том числе и моего деда) хорошо подготовленные и снабжённые всем необходимым, направлялись на фронт и с успехом, по-сибирски, побеждали врага, освобождая от него нашу родную землю.

В отставку по инвалидности Николай Егоров уходил в погонах подполковника и с солидным набором боевых и армейских наград, в том числе с медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «ХХХ лет Советской армии и флота» и именными часами (за отличную подготовленность воинов Омского гарнизона к боевым действиям).

К сожалению, Всевышний отвёл ему на Земле не так уж много времени. Это сейчас немало ветеранов войны доживает до 80, 90 лет, а некоторые даже перешагивают вековой рубеж. Мой же дед, отправившись в 1962 году в свой последний путь, не добрался и до 60-ти. Уж слишком беспощадно прошлись по нему военные сохи. Вот только со светлой памятью о нём в нашей семье ничто не способно сделать худое. Сначала её бережно хранили в своих сердцах два сына и две дочери Николая Егорова. (Об одном из сыновей, тоже участнике Великой Отечественной войны, активном подвижнике строительства Амурского посёлка в Омске, моём отце Владимире Егорове я рассказал читателям газеты «Омский ветеран» в ноябре 2016 года.) Потом эту святую эстафету приняли и продолжают принимать шесть внуков, пятнадцать правнуков и праправнуков Николая Яковлевича. И хотя многие из них ни разу не видели его, но уверен: когда мы все соберёмся 6 декабря нынешнего года, чтобы отпраздновать 115-летие основателя нашего рода, у каждого найдётся доброе, тёплое слово о нём. А лично у меня и сегодня свежи в памяти задушевные беседы с дедом и его снисходительность к моим шалостям и проказам.


Николай Егоров с внуком Игорем в 1957 году.
 
Форум » Поиск ветерана » Поиск ветерана в Омске » Уроки мужества Николая Егорова (наши корни)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: